Детская стоматология нуждается в серьезной перестройке

«ДентАрт» №4, 2008 год

Тамара Виноградова

Она родилась 8 октября 1928 года в Москве, всю жизнь упорно шла к вершинам профессионального мастерства и благодаря ему, а еще — любви к детям стала доброй феей и для маленьких пациентов и их родителей, и для молодых врачей, которые еще только учились быть волшебниками.
Прикосновением рук этой умной, красивой, решительной и доброй женщины, как мановением волшебной палочки, унимались боль и страх, развеивались комплексы «гадкого утенка» и дарились Красота и Вера в себя.
Сегодня в нашей «Гостиной» — профессор Тамара Федоровна Виноградова — доктор медицинских наук, заслуженный деятель науки России. Коллеги знают ее как консультанта-эксперта ВОЗ по стоматологии детского возраста, внештатного главного детского стоматолога Минздрава СССР в 1980-1988 годах, заведующую кафедрой стоматологии детского возраста Центрального института усовершенствования врачей, ЦОЛИУВ Российской медицинской академии последипломного образования.
А если сказать коротко, то профессор Виноградова — яркая звезда на небосводе стоматологии, без которой нам всем не хватало бы какого-то очень нужного, теплого лучика света…

«Взрослые стремятся получить качественное лечение, а детей своих оставляют на попечение школьных стоматологических кабинетов»

— Уважаемая Тамара Федоровна! Вы работали главным детским стоматологом Минздрава СССР, и в значительной мере благодаря и Вашим усилиям были заложены основы системной профилактики и диспансеризации юных пациентов. Теперь же складывается впечатление, что стоматологию детского возраста отодвинули на обочину столбовой дороги стоматологического прогресса. Имплантология, эндодонтия, реставрация и другие отрасли стоматологии бурно развиваются, для них создают новые материалы и оборудование, сюда вкладывают деньги… А как Вы оцениваете нынешнее состояние и перспективы отечественной и мировой стоматологии детского возраста?

— Если прямо стоять на позициях советской системы детской стоматологической службы, Вы правы: эта система во многих регионах разрушилась. Но детская стоматология — это не только служба: это еще практика и наука. А практическая детская стоматология, медленнее, чем взрослая, но осваивает новые технологии.

Детские стоматологи научились достигать высоких эстетических показателей при устранении кариозных дефектов, проводить современное эндодонтическое лечение, сохранять зубы с такими видами патологии, которые до недавнего времени считались прямыми показаниями к удалению, выявлять ранние признаки патологии тканей зуба, прогнозировать развитие кариозного процесса, предотвращать его или добиваться стойкой ремиссии в развитии. Всему этому молодых специалистов учат уже более 10 лет. И очень важно, чтобы они реализовывали на практике полученные знания.

Будучи убежденным сторонником плановых профилактических осмотров детей в школах, детских садах и т.д., считаю для современного детского стоматолога эту функцию экономически неоправданной.

Детского стоматолога, которого учили в институте шесть лет, целесообразно использовать в детской поликлинике, прививая ему вкус и желание заниматься своей специальностью, использовать современные материалы, оборудование, постигать новые технологии и обеспечивать детскому населению высококачественную современную помощь. Для этого надо оснащать и укреплять кадрами муниципальные детские стоматологические поликлиники.

Это, конечно, не значит, что стоматологические кабинеты в школах, детских дошкольных учреждениях и др. должны быть упразднены. Нет! Должна поменяться их роль! В кабинетах детских дошкольных учреждений и школ должен работать гигиенист стоматологический и ассистент стоматолога. Во многих странах мира это уже давно поняли и ввели в номенклатуру стоматологических специальностей ассистентов стоматологов и гигиенистов в пропорции к врачам 1:3 и более. Их специально готовят для работы в школах, гимназиях и т.д.

В нашей стране уже стали обучать ассистентов стоматологов, но их еще мало, а их функции недостаточно хорошо отработаны. Нет учебников, нет стандартов их деятельности. Поэтому чаще всего они работают в частных клиниках — в то время как с самого начала деятельности их желательно направлять в школы для решения определенных задач — осмотров детей, проведения уроков гигиены, профилактических мероприятий, превентивной терапии и т.д.

В то же время во многих регионах страны сохраняются традиции классической школьной стоматологии. В школах десятки лет работают врачи, сохраняя здоровье зубов многим поколениям. И это тоже очень хорошо, потому что проработав десятилетия в школе, врач не всегда может легко освоить новые технологии и переключиться на работу в современной поликлинике. Такие школьные кабинеты разрушать не надо, а по мере возможности, используя индивидуальные качества врача, следует больше ориентировать его на профилактику и превентивную стоматологию.

Мастер-классы Виноградовой

Настало время определить участие частных стоматологических клиник и кабинетов в работе детской стоматологической службы. Можно на договорных началах с использованием специальных сертификатов и бартера применять более совершенное оборудование, привлекать квалифицированных специалистов частных клиник до того времени, как детские стоматологические учреждения муниципального подчинения наберут силу, оснастятся и приобретут кадры. Вводить в частных клиниках должности семейных врачей для лечения и взрослых, и детей.

Считаю, что необходимо всеми силами и средствами воспитывать родителей, повышать их ответственность за здоровье детей. Посмотрите: в Москве частные стоматологические кабинеты для взрослых на каждом шагу, и в каждой клинике достаточно пациентов. Взрослые стремятся получить качественное лечение, а детей своих молчаливо оставляют на попечение школьных стоматологических кабинетов, плохо оснащенных муниципальных поликлиник. Наверное, для того, чтобы разрушенные в детстве зубы восстанавливать в дорогой частной клинике для взрослых?

— Стоматологическое здоровье и стоматологические проблемы — родом из раннего детства. Как улучшить профилактику в эти нежные годы?

— Первичной профилактикой стоматологических заболеваний, особенно в раннем детстве, должны заниматься педиатры. Большое количество научных исследований доказывает, что причиной раннего разрушения зубов, формирования некоторых видов аномалий прикуса являются нарушения антенатального развития плода, обусловленные болезнями матери, вредными условиями труда женщин, болезнями детей в периодах новорожденности и грудном, неправильным использованием сосок, пустышек, питанием с избыточным содержанием углеводов, издержками воспитания, несвоевременным введением прикорма и т.д., и т.п… Это все очень важные факторы риска в развитии стоматологических заболеваний у детей, к которым практически нет доступа стоматологам. А педиатров этому не учат. В последнем учебнике по стоматологии для педиатров написано, как лечить пульпит, а надо — как его предотвратить!

Как вы себе представляете деятельность детского стоматолога на приеме в педиатрическом кабинете? Бросил бормашину и пошел воспитывать детей?!

Детская стоматология не на обочине, но она нуждается в серьезной перестройке!

Детская стоматология, владея всеми достижениями в технологиях реставрации зубов, зубных рядов и т.д., должна присутствовать в структуре педиатрической службы на всех уровнях. Учебные планы обучения педиатров по стоматологии следует пересмотреть с учетом современных данных об этиологии стоматологических заболеваний у детей, методах предотвращения этих заболеваний в те возрастные периоды, когда ребенок находится под наблюдением педиатра и еще не нуждается в помощи стоматолога. Нужны новые учебники для педиатров по стоматологии, поэтому стоматологи должны участвовать в их создании и написании специальных разделов руководств по педиатрии. А для этого нужно, чтобы главный детский стоматолог любого уровня входил в Управление охраны матери и ребенка, оставаясь все-таки стоматологом!

«Всему остальному можно научиться. Кроме любви»

— Какие профессиональные черты, на Ваш взгляд, самые важные для детского стоматолога?

— Недавно издательство «Мед ПрессИнформ» по моей рекомендации выпустило книгу трех профессоров — англичанина, американца и канадца (G Wright, PE Starhey, DE Gardner). Эпиграф к этой книге такой:

«Дети есть во всем Мире. Языки и обычаи могут различаться, но тех из нас, кто общается с детьми и лечит их, объединяет нечто более важное — любовь к детям».

Любовь к детям — главная черта детского стоматолога. Всему остальному можно научиться.

А если охарактеризовать профессиональные знания и умения детского стоматолога, то я бы сформулировала их так: детский стоматолог должен владеть всеми методами диагностики и лечения терапевтической стоматологии, используемой для взрослых, включая современную эндодонтию и реставрацию. При этом он должен уметь понять характер ребенка, уметь лечить заболевания детей до трех лет, пломбировать кариозные дефекты молочных зубов, лечить пульпиты и периодонтиты в зубах с незаконченным ростом корня…

Детский стоматолог всегда вылечит взрослого, а стоматолог со взрослого приема грамотно оказать помощь ребенку сможет не всегда…

«Пойдут учиться в «детский» вуз, а зарабатывать деньги будут на взрослых пациентах»

— Еще не так давно стоматология детского возраста была выделена в отдельную специальность. Стоит ли возвращаться к такой системе подготовки детских стоматологов или специализацию можно проводить в интернатуре? Или каждый врач, который любит детей и имеет диплом общего стоматолога, может быть хорошим детским стоматологом?

— В 80%е годы, когда детская стоматология в СССР очень активно развивалась, мы с профессором А. А. Колесовым, заведующим кафедрой стоматологии детского возраста ММСИ, вышли с ходатайством в Минздрав об открытии специальных факультетов детской стоматологии в крупных вузах страны. По этому поводу меня как главного детского стоматолога СССР пригласил на беседу министр здравоохранения Евгений Чазов. К этому времени в 40 вузах страны был созданы кафедры стоматологии детского возраста, которыми заведовали преимущественно доктора наук. Были изданы около десятка монографий, учебник по детской стоматологии, два руководства для врачей, прошел Всесоюзный съезд стоматологов, посвященный проблемам детства, и мне удалось убедить академика Чазова в целесообразности этого дела. Факультеты были открыты в пяти вузах. Однако, как ни странно, они не прижились…

кафедра
стоматологии детского возраста

Поэтому создавать отдельный вуз для подготовки детских стоматологов я считаю нецелесообразным. Многие пойдут учиться в «детский» вуз, а зарабатывать деньги будут на взрослых пациентах. На мой взгляд, это экономически невыгодно. А вот создать Центр детской стоматологии с хорошими профильными отделениями, с научно-исследовательскими лабораториями, где детские стоматологи, уже определившие свой выбор, могли бы повышать квалификацию, проходить ординатуру, аспирантуру, центр, который мог бы взять на себя функции организатора службы по всей стране, я считаю просто необходимым. Подобные центры я видела в Париже, Стокгольме и Риме. Да и опыт центров кардиологии, онкологии в России убеждает в целесообразности создания такого учреждения.

«… Зато центры новых технологий живут и процветают»

— Кроме вузовской науки, настоящего врача формирует и наука жизни. Расскажите о себе, о своем профессиональном пути.

— Мой профессиональный путь может показаться достаточно последовательным: школа — институт — поликлиника по распределению — аспирантура. Ассистент — доцент — профессор — Заслуженный деятель науки — главный детский стоматолог СССР. Всего две записи в трудовой книжке… Однако это не была прямая линия, как может показаться на первый взгляд. Надо было иметь смелость в те времена (печально памятный 1953 год!) уйти из очень хороших условий труда (с высокой его оплатой и другими благами) из Центральной поликлиники КГБ СССР в аспирантуру ЦИУ — со стипендией ниже врачебной зарплаты!

После аспирантуры, защитившись и получив должность ассистента на кафедре терапевтической стоматологии ЦИУ, по собственной инициативе уйти из стен ЦНИИС (он был базой кафедры) в районную детскую соматическую поликлинику и начать подготовку детских стоматологов. И более 10 лет, до тех пор, пока не открыли кафедру детской стоматологии в ЦИУ, вести занятия по детской стоматологии в районной поликлинике. С открытием кафедры базой для преподавания выбрала детскую клиническую больницу №13 им. Н. Ф. Филатова.

В 1994 году, проработав на кафедре стоматологии детского возраста почти 25 лет, ушла и создала первый обучающий центр новых технологий в стоматологии на базе торговой фирмы «Дина Интернешнл» с участием немецких фирмпроизводителей «Ивоклар Вивадент», «КаВо» и др. Теперь таких центров много, их ценят, уважают, а меня тогда за это лишили всех общественных должностей: вывели из ученых советов, из редакции журнала «Стоматология», из Президиума научных обществ… Наказали… Зато центры новых технологий живут и процветают! Работу в обучающем центре прекратила, когда тяжело заболел муж, да и было мне тогда 75 лет. Но и после этого начала новую жизнь с издательством медицинской литературы «МедПрессИнформ». И знаете, сколько иностранных книжек по стоматологии на русском языке появилось благодаря сотрудничеству с этим издательством?! — Более 30!

— Мы знаем, что Вы были экспертом ВОЗ по стоматологии. Что Вам более всего запомнилось из этого периода?

— Наверное, работа в Монголии. А дело было так. В конце шестидесятых годов прошлого столетия в Центральном институте усовершенствования врачей на факультете организации здравоохранения проводили циклы-совещания министров здравоохранения соцстран. На этих циклах я читала лекции, посвященные организации санации полости рта и профилактики стоматологических заболеваний у детей в школах и дошкольных учреждениях нашей страны. Эти курсы-совещания проходили много лет, и не только у нас, мы выезжали в ГДР, Венгрию, Югославию, Чехословакию и другие страны. Обменивались опытом работы.

В конце одной из таких встреч ко мне подошел министр здравоохранения Монголии и попросил приехать в его страну и разобраться с кариесом у детей. Сказал, что монголы его поколения не знают, что такое болезни зубов, а у их детей зубы разрушаются, и дети очень страдают. Я согласилась, и министр на заседании экспертов ВОЗ в Швейцарии, посвященном помощи развивающимся странам, высказал свою просьбу и предложил мою кандидатуру для этой работы. В Женеве в то время руководителем группы экспертов по стоматологии работал Владимир Рудько, а заместителем генерального директора ВОЗ по эпидемиологии неинфекционных заболеваний — профессор Николай Измеров, мой коллега по ЦИУ. Эти два советских представителя ВОЗ поддержали просьбу монгольского министра здравоохранения, и меня направили в Монголию экспертом ВОЗ. Я к этому времени была профессором, имела опыт работы с коллегами из зарубежных стран.

На месте с помощью сотрудников мединститута Улан-Батора я провела эпидемиологические исследования распространенности и интенсивности стоматологических заболеваний у взрослых и детей в трех разных географических регионах страны: в горной Монголии, пустыне Гоби и центральной части страны — в Улан-Баторе. Мы установили следующее: у 60%летних людей кариес составляет 12%, у 40%50 летних —14%, у 20-30 летних — 48,9%, у детей 12 лет — 67%. Заболевания краевого пародонта были обнаружены у 63,5% населения страны. Молодые люди рано теряли зубы из%за пародонтита, а ортопедическая помощь практически не оказывалась.

У детей кариес имел типичную клиническую форму, и первые признаки болезни обнаруживались уже у трехлетних детей. Передо мной не стояла задача изучать причину заболевания, но при обследовании она была налицо. Цивилизация принесла детям Монголии радость: белый хлеб и сахар. Понятия о гигиене полости рта ни дети, ни взрослые не имели. Была установлена закономерность — дети горной Монголии кариеса не имели, в пустыне Гоби кариес у детей был редкостью, а в Улан-Баторе кариес имели практически все дети и в молочном, и в постоянном прикусе. Лечением кариеса у детей никто не занимался. Результаты своих исследований, помимо отчета ВОЗ, я доложила на коллегии Министерства здравоохранения Монголии и предложила программу подготовки стоматологов. Для начала я прочитала лекции по стоматологии для студентов медицинского факультета Улан-Баторского университета. И 23 человека согласились с третьего курса перейти на стоматологию с начала учебного года. Так появились первые студенты-стоматологи в Монголии.

Первыми преподавателями стоматологии в Улан%Баторе стали доценты Гарри Михайлович Барер — терапия, Иван Васильевич Ушаков — ортопедия и Анатолий Иванович Рукавишников — хирургия. Я проехала по всей Монголии, участвуя в подготовке сельских медицинских пунктов. Тогда готовились к циклу совещаний по сельскому здравоохранению.

С целью подготовки национальных кадров для преподавания стоматологии я взяла на себя руководство подготовкой диссертаций монгольских врачей-стоматологов, которые прошли обучение в Иркутском медицинском институте. Диссертация доктора Г. Селье «Стоматологические заболевания в МНР и планирование помощи населению» была защищена в 1980 году, а доктора Цендаю Норовпилл «Заболевания краевого пародонта у школьников Улан-Батора» — в 1983-м. Еще одна диссертация была посвящена одонтогенным воспалительным процессам. Однако ее защита проходила в Улан-Баторе уже после того, как я перестала курировать эту работу. Доктор Селье после защиты долгое время был главным стоматологом МНР, а Норовпилл преподавала на кафедре, потом заведовала кафедрой стоматологии в Монгольском медицинском университете и теперь является хозяйкой большой частной клиники в Улан-Баторе.

«Всю жизнь мне везло на умных людей»

— Тамара Федоровна, кого Вы считаете своими учителями в профессии и жизни?

— Своими учителями я считаю профессора И. Г. Лукомского, который из поликлиники вывел меня в ординатуру, потом — в аспирантуру. В аспирантские годы я училась у профессора А. Е. Верлоцкого. Шел 1953 год, подлое «дело врачей». Абрам Ефимович был отстранен от заведования кафедрой, на которую меня приняли аспиранткой. Тем не менее, невзирая на незаслуженную обиду, он фактически руководил моей диссертацией. Мы встречались у него дома, он брал меня на городские консультации в поликлинике, где я присутствовала при «разборе больных», записывала консультативные заключения, и по дороге домой мы обсуждали тактику, диагностику, лечение пациентов. А когда я стала вести первые специальные циклы по детской стоматологии, он на них читал лекции, вел семинары и беседы с врачами. К тому времени он был уже старым и больным человеком, поэтому нередко приглашал группу детских стоматологов к себе домой. Встречи с ним были полезными и мне, и врачам.

Всю жизнь мне везло на умных людей. Николай Михайлович Михельсон — заведующий всей стоматологией ЦИУ, Зинаида Николаевна Померанцева-Урбанская — старший научный сотрудник ЦИТО, при выполнении кандидатской диссертации по травмам челюстно-лицевой области у детей «приютила» меня в своем кабинете и фактически приобщила к детской стоматологии... Параллельно с выполнением кандидатской диссертации в кабинете З. Н. Урбанской я принимала и лечила детей с травмой челюстно-лицевой области. В основном лечила пульпиты и периодонтиты зубов, пострадавших при травме. На этом материале я подготовила первую научную статью по детской стоматологии — она была посвящена результатам использования антибиотиков (биологического метода) для лечения пульпитов у детей.

Убежденным стоматологом-педиатром меня сделали академики Георгий Несторович Сперанский, Станислав Яковлевич Далецкий, Вячеслав Александрович Таболин; профессора, преподаватели и врачи педиатрического факультета ЦИУ и детской клинической больницы им. Н. Ф. Филатова.

— А кто Ваши любимые ученики?

— Все мои ученики мною любимы. А как их не любить и не гордиться ими?! Мне известны двенадцать докторов наук — заведующих кафедрами детской стоматологии, которые проходили у меня на кафедре аспирантуру и под моим руководством защищали диссертации. И не ушли в другую специальность, остались в «детстве»! А сколько доцентов, которые не изменили идеалам детской стоматологи! Их более 30…

«Цветы как-то сами «приходят» ко мне, и мы начинаем дружить»

— Какое самое большое хобби профессора Виноградовой?

— Я не думаю, что это можно назвать хобби, однако этот тот объект моего внимания, который раньше для меня не существовал. Это цветы. Цветы в горшках. На окнах.

В первые месяцы нового этапа моей жизни, когда я уже не должна была больше ходить на работу, я ежедневно гуляла по улицам. «Просто так». И однажды во дворе одного из домов увидела цветок, который был вынут из горшка и выброшен. Цветок имел мощный ствол, что свидетельствовало о его возрасте, но мелкие восковидные листочки были еще зелеными и совсем не увядшими. Я посмотрела на него, и мне показалось, что у нас с ним есть что-то общее. Мы оба прожили долгую жизнь, много видели, имеем еще жизненные силы, но оба уже не нужны…

Я подняла этот цветок. Принесла домой. И теперь все, кто приходит ко мне, не могут не обратить внимания на него. Он стал огромным, мощным, листочки блестят. После этого ко мне стали «приходить» цветы в горшках, и теперь у меня много очень крупных растений, которые стоят не только на подоконниках, но и на полу. Я купила книгу о комнатных растениях, поливаю их, подкармливаю, пересаживаю в красивые емкости и каждое утро здороваюсь с ними, а иногда — советуюсь или жалуюсь на плохое самочувствие. Таким образом я обрела новое общество, с которым провожу много времени. Это, конечно, не хобби в полном понимании этого слова. Я цветы не покупаю, не собираю, не развожу. Они как-то сами «приходят» ко мне, и мы начинаем дружить. А ведь хобби — это совсем другое…

«Люблю сама отвечать за свои дела и поступки»

— Какую черту своего характера Вы считаете наиболее важной?

— Наверное, способность видеть несколько более далекую перспективу, как в жизни, так и в профессии.

По гороскопу я — Весы, но родилась в год Дракона, поэтому к своей цели всегда стремлюсь, но никогда не конфликтую, обхожу острые углы. Могу сделать шаг назад, чтобы потом пройти на два шага вперед.

Долго обдумываю свои идеи, статьи, книги (их семь), а потом сразу принимаю решение, сажусь и пишу. Раньше я обсуждала свои идеи с мужем, сама с собой. Теперь — с цветами. Люблю сама отвечать за свои дела и поступки. Считаю, что сама объясню лучше. Свои мысли лучше излагаю на бумаге, нежели устно или выступая с трибуны. Поэтому люблю вначале все записать, нарисовать схему, таблицу. Почти со всеми заключениями диссертаций, которыми я руководила, любила поработать, порезать, поклеить и даже коллекционировала эти «резаноклеенные экземпляры». Люблю писать и не научилась печатать, хотя много раз редактирую, заклеиваю слова, фразы.

Счастлива, что дожила до времени, когда могу не спеша читать книги (по профессии, для издательства) и на каждую — писать развернутое предисловие… И не спешить! Совсем «распустила хвост». Простите меня.

— Ваша семья была Вам опорой на нелегком профессиональном пути?

— Да. Многое успеть за истекшие годы моей жизни я смогла благодаря моей семье — надежному тылу, большой поддержке моего Мужа во всех моих начинаниях.

Я вовремя вышла замуж — сразу после окончания института, в ту пору мне был 21 год — за хорошего человека. Мой муж Вадим Дмитриевич Шорин — коренной москвич из обеспеченной и образованной семьи, хорошо воспитанный и терпеливый человек. Перед Великой Отечественной войной окончил школу, в которой учились дети известных людей. Получил музыкальное образование. Был членом автоклуба. Занимался спортом. Во время войны был летчиком. Демобилизовавшись, поступил в наш институт. Мы учились вместе, но в разных группах. Я всегда говорила, что замуж я вышла за летчика, так как стоматологом он еще не был, а в институт ходил в летной форме. Мы четыре года учились на одном курсе, а прожили вместе 56 лет! Он всю свою профессиональную жизнь работал в Московском стоматологическом институте: ординатор — ассистент — доцент кафедры ортопедической стоматологии профессора В. Ю. Курляндского, а затем — А. И. Дойникова.

У меня есть дочь — Шорина Татьяна Вадимовна, врач-стоматолог, работает на фирме, и два внука: Федор — юрист по образованию, работает директором по рекламе крупных спортивных журналов, а Дмитрий — стоматолог, проходит второй год ординатуры у профессора Игоря Юлиевича Лебеденко.

— Что бы Вы хотели пожелать детским стоматологам тех более 10 стран мира, где читают журнал «ДентАрт»?

— Что пожелать коллегам из России, Украины и других стран? Учитесь, осваивайте новые технологии в стоматологии. Не разрушайте сформировавшиеся структуры детской стоматологической службы. Наполняйте эти структуры новыми функциями, новыми методами работы, новым оборудованием, новыми специалистами, вооруженными современными знаниями. И не останавливайтесь на достигнутом! Стоматолог должен оставаться специалистом высокого уровня готовности выполнять красивые реставрации, проводить качественное лечение. А педиатры и гигиенисты должны делать свое дело!

Беседовала Анна Антипович

Наверх