Джулиан Вебер: «Если эндодонтисты не будут повышать качество лечения, пациенты потеряют зубы и уйдут к имплантологам»

«ДентАрт» №4, 2006 год

Доктор Джулиан Вебер — известный британский эндодонтист. Занимал пост президента Британского эндодонтического общества, член Американской ассоциации эндодонтистов, Европейского общества эндодонтологии, Американских стоматологических обществ Лондона и Европы, Академии Пьера Фошара и член совета Международного колледжа стоматологов. Главный редактор журнала «Эндодонтическая практика» и член редакционного совета издания «Частная стоматология». Доктор Вебер — преподаватель Тихоокеанской эндодонтической научной организации в Сан-Диего (Калифорния), где, среди другого, обучает технике использования микроскопа в эндодонтии. Автор многочисленных статей и соавтор многих учебников по эндодонтии, Джулиан Вебер — еще и один из известных лекторов, которого знают во многих странах мира. При всей напряженной лекторской работе он остается практикующим стоматологом. В 2002 году Джулиан Вебер открыл Центр эндодонтии на Харли Стрит в Лондоне.

«Я никогда не боялся моего первого стоматолога»

— Доктор Вебер, Ваша профессиональная деятельность сегодня на виду у многих. Но мы ничего не знаем о ее начале. Где Вы родились и получили образование?

— Родился я в северной части Лондона, до 18 лет учился в общеобразовательной государственной школе. Базовое стоматологическое образование получил в Стоматологической школе Бирмингемского университета. Бирмингем расположен на западном побережье Британии, это второй по величине город страны. Получив диплом в 1974 году, два года работал в больнице стоматологом общей практики, а потом уехал в США, чтобы пройти обучение по эндодонтии в Стоматологической школе Северо-Западного университета в Чикаго (Иллинойс). В 1978 году я получил степень и диплом магистра эндодонтии и стал первым английским специалистом, который вернулся в Великобританию магистром эндодонтии.

— Какая черта характера позволила Вам стать профессионалом и кто был для Вас примером?

— Всегда стараюсь быть перфекционистом: все, что выполнено не так безукоризненно, как хотелось бы, рассматриваю как личную неудачу. Когда я был ребенком, мой первый стоматолог очаровал меня своим личным обаянием, поэтому я всегда хотел быть стоматологом и никем более, например пожарным или полицейским, как многие мои сверстники в детстве.

— Удивительный факт, ведь обычно дети боятся стоматологов…

— О, я никогда не боялся моего первого стоматолога! Он был прекрасным человеком! У меня во рту еще стоят те пломбы, которые он поставил. Другого пути, как стать стоматологом, я для себя не видел. Правда, немного интересовался еще фармацией. Ну и еще было время, когда посещали мысли об актерской карьере, но кто же не переживал такого периода в юности?

— Доктор Вебер, кроме Вашего первого стоматолога, кого еще Вы можете назвать своими учителями?

— Это Майк Хевер — заведующий кафедрой эндодонтии в Нью-Йоркской стоматологической школе. Я никогда не встречал такого страстного энтузиаста эндодонтии. Это великий новатор и мыслитель Гарри Карр из Сан-Диего, который изменил для меня философию эндодонтии и ввел микроскоп в мою повседневную работу. Это Стивен Бьюкенен и Клифф Раддл — мои прекрасные учителя. Это мой дорогой друг Пьер Машту, которого я считаю самым лучшим эндодонтистом-клиницистом мира.

— А есть ли у Вас образцы для подражания среди бизнесменов или политиков?

— Ценю опыт любого предпринимателя без темного прошлого, который успешен как в личном, так и материальном планах, например Ричарда Бренсона. Мне нравится читать о сэре Уинстоне Черчилле — человеке, который никогда не сдавался.

«Всем нам нужно работать напряженно и ответственно, чтобы общими усилиями повысить качество эндодонтического лечения»

— Какую проблему Вы считаете самой острой в системе стоматологического обслуживания Великобритании?

— Скудное жалование, выплачиваемое стоматологам общей практики государственных больниц, которое не может обеспечить лечения на уровне произведения искусства. Ведь хорошее оборудование настолько дорогое, что им приходится сознательно использовать не самые прогрессивные технологии.

— Наши стоматологи восхищены лекциями, которые Вы прочитали в Киеве. Как бы Вы сформулировали основную их идею?

— Высокого мастерства в эндодонтии можно достичь только благодаря глубоким знаниям, почерпнутым из специальной литературы, желанию быть лучшим, самопожертвованию как в личном, так и в финансовом плане для того, чтобы вкладывать деньги в современные технологии и оборудование, а также постоянно продолжать последипломное образование, т. е. посещать столько курсов, сколько возможно. И нужно быть, по крайней мере, оптимистом и уверенным в себе, чтобы браться за лечение зубов в сложных случаях.

— Эндодонтию воспринимают как одну из сложнейших областей стоматологии не только пациенты, но и врачи. Вы тоже так считаете?

— С современными технологиями препарирование корневого канала становится простым, как никогда. Ведь произошли значительные улучшения в дизайне машинных инструментов, усовершенствовано их поперечное сечение, и теперь они могут использоваться в любых клинических ситуациях, включая сложные. В эндодонтии существуют различные подходы, когда речь идет о самом лучшем способе препарирования корневого канала. Мой подход, основывающийся на поздних убеждениях доктора Герберта Шилдера, — это препарирование корневого канала конусными инструментами. Я сотрудничаю с Дентсплай Майллифер в тестировании новой Системы ПроТейпер, которую недавно подвергли пересмотру дизайна и ввели в нее новые инструменты. Это дает много преимуществ пользователям никельтитановых инструментов. Также ручные инструменты ПроТейпер очень популярны среди стоматологов, которые не склонны идти по «вращающейся дороге».

— Какими последними разработками в эндодонтии Вы интересуетесь?

— Последние разработки в эндодонтии касаются области обтурации. Много лет эталонной техникой пломбирования считалась латеральная конденсация. Но поскольку система корневого канала должна быть заполнена как можно полнее в трех плоскостях, идеальным выбором для обтурации считаю технику, основанную на горячей вертикальной конденсации гуттаперчи. В последнее время было много волнений по поводу Резилона, системы для запечатывания корневого канала на основе смолы. Но эксперты все еще воздерживаются говорить о преимуществах этого продукта. Несколько компаний взялись за исследование похожих материалов с целью их дальнейшей разработки, и ожидается их множественное появление на рынке в следующем году. Технический прогресс сделает обтурацию в эндодонтии более предсказуемой и легкой в исполнении.

—Стоматологи-реставраторы говорят, что если бы все пациенты тщательно заботились о своих зубах и делали своевременную профилактику, не было бы кариеса, а значит — и работы. Как эндодонтист, можете ли Вы предсказать Армагеддон эндодонтии в будущем при условии, что кариозных поражений станет меньше?

— Все равно останется много пациентов, которые не заботятся о своих зубах, а поэтому рискуют их потерять. А если эндодонтисты не будут повышать качество своего лечения, пациенты потеряют зубы и пойдут к имплантологам, а это уже другая сторона проблемы. Важно, чтобы и пациенты, и стоматологи осознавали, что с помощью наших сложных эндодонтических техник мы можем действительно спасти зубы, которые в противном случае могут быть удалены или заменены имплантатами.

— То есть, Армагеддон эндодонтии готовят не реставраторы, а имплантологи? Легче удалить зуб и поставить имплантат, чем вести эндодонтическое перелечивание?

— Если пациенту кажется, что намного легче проделать процедуру по имплантации, чем осуществить сложное эндодонтическое лечение,стоматолог общей практики должен направить его к компетентному эндодонтисту, который сможет рассказать о жизнеспособности эндодонтии как предпочтительного лечения перед принятием решения об удалении зуба. Ведь с преимуществами нового эндодонтического оборудования и материалов, возросшим мастерством стоматологов эндодонтическое перелечивание может выполняться точнее и легче.Нужно поднимать во всем мире общие стандарты технического качества эндодонтического лечения. Процент апикального периодонтита все еще высок. Существует большая потребность в эндодонтическом перелечивании для того, чтобы преодолевать технические несоответствия и улучшать долговременный результат эндодонтического лечения в целом. В моей практике я делаю незначительное количество эндодонтической хирургии, которая может быть необходима, когда нет возможности провести ортоградную эндодонтическую процедуру. Так как мы можем прекрасно выполнить перелечивание во многих клинических случаях, нам нужно сократить объем хирургии. В конце рабочего дня, когда вы спросите у пациента, могу вас заверить, что большинство скажет: лучше сохранить свои зубы, чем иметь имплантаты.

— Занимаетесь ли Вы научными исследованиями и какая проблема в эндодонтии Вас больше всего интересует?

— Сейчас я не занимаюсь активной научной работой, так как не являюсь сотрудником какой-нибудь стоматологической школы или больницы. Моя жизнь полностью посвящена частной практике и преподаванию на практических курсах. В эндодонтии я хотел бы увидеть развитие одного универсального эндодонтического инструмента для обработки корневого канала — вместо 4, 5, а то и 6 инструментов, которыми мы пользуемся сейчас. Это прекрасная тема для исследователя, и если бы у меня было время, я занялся бы ею.

— Какие, на Ваш взгляд, негативные тенденции имеют место в стоматологическом мире?

— Профессиональный снобизм. Очень много людей на вершине своего профессионализма смотрят на коллег сверху вниз. Хотя всем нам нужно работать напряженно и ответственно, чтобы общими усилиями повышать качество эндодонтического лечения.

«Я мечтал о клинике с эргономичным дизайном и без единого клочка бумаги»

— Доктор Вебер, мы смотрели фотографии Вашей клиники и хотели бы знать, какого века дом, в котором она находится.

— Этот дом был построен в XVII веке. Главный замысел моей клиники заключается в том, что современная обстановка вписана в историческое, старое здание. Это строение классифицируется как памятник архитектуры второго уровня. Только четыре процента зданий в Великобритании принадлежат к этой категории. Обустраивая такие дома под современные учреждения, необходимо получить разрешение местных властей.

— Вы арендуете это помещение или купили его?

— Я арендую его, но и аренда в Лондоне очень дорога. За 100 квадратных метров этого здания я плачу 60 000 фунтов стерлингов в год (84 000 евро), а покупка такого здания обошлась бы в 5 миллионов фунтов (или 7 миллионов евро).

— Какова концепция Вашей клиники?

— Центр эндодонтии на Харли Стрит, д. 121, был открыт в 2002 году после 12-месячного планирования и строительства. Центр спроектирован Ричардом Митцманом, в прошлом — стоматологом и скульптором, в настоящем — передовым архитектором-минималистом. Во время поездок с лекциями я видел прекрасные эндодонтические центры, познал идеи ведущих эндодонтистов мира и сформировал замысел своей будущей клиники как места, оснащенного по последнему слову техники, полностью компьютеризированного, без единого клочка бумаги. Я мечтал о клинике с эргономичным дизайном и пространством, где расслабиться смогут не только пациенты, но и весь персонал, а эндодонтисты будут работать без стресса. Создать современную эндодонтическую практику в условиях памятника архитектуры было нелегкой задачей. Большинство оригинальных элементов комнат второго этажа пришлось оставить без переделок, исходя из требований Департамента английской недвижимости и исторических зданий муниципального совета Вестминстера. Очень незначительные перепланировки больших комнат, никаких расчленений потолка, никакой возможности изменить пространственное качество комнат (особенно потолочную отделку), оригинальный паркет, никаких перемещений прекрасного мраморного камина в стиле английской неоклассики XVIII века... Потребовались недюжинные архитектурные навыки и талантливый подход к дизайну, чтобы вписать этот камин в современный замысел клиники. Ричард Митцман принял этот вызов!
В чем состояла идея клиники? Исходя из рационального планирования эндодонтического офиса, нужно отвести под кабинеты не меньше трех метров в длину и четырех — в ширину. Доступ в кабинеты должен быть из двух отдельных входов — для врача и ассистента. Если это возможно, кресло пациента лучше установить так, чтобы зона персонала или стерилизационной не просматривалась. Каждый кабинет должен быть оборудован персональным микроскопом — желательно, если он будет прикреплен на стене или потолке, цифровой рентгенустановкой, с возможностью доступа к компьютерному монитору, клавиатуре и мышке как врачу, так и ассистенту, а также всеми необходимыми инструментами и приспособлениями для работы эндодонтиста. Ассистент обычно работает в своей зоне и имеет возможность подать инструменты эндодонтисту, лишь немного отклонясь от ассистентского бинокуляра микроскопа.
Идея эндодонтического центра «без единого клочка бумаги» требует сложного программного обеспечения, компьютерной сети, подключенной к каждому кабинету и рабочей станции регистратуры. Рентгенгеновские снимки должны быть полностью интегрированы в эндодонтическую программу с возможностью доступа к данным всех пациентов с любого компьютера. Необходим 24-часовой доступ к Интернету не только для получения и отправки информации стоматологам, пациентам, эндодонтистам, но и для обновления компьютерного программного обеспечения.

— Расскажите подробнее о дизайне Вашего Центра.

— Коллеги и пациенты говорят, что первое впечатление, охватывающее при посещении Центра, — это ощущение пространства и света, который льется сквозь стеклянные ширмы, стеклянные двери и стеклянную отделку зоны регистратуры. Стекло, конечно, существенный элемент дизайна Центра, который и производит первый эффект изумления, но мне кажется, что в моей клинике органично уживаются современное оборудование с оригинальными, нетронутыми деталями декора старинного здания: потолочной лепкой, мраморным камином и витражами. Центр занимает площадь 100 квадратных метров, большая часть которой покрыта оригинальным деревянным паркетом XVIII века. Три кабинета, приблизительные размеры которых составляют 3х4 метра, встроены в алюминиевые подиумы. Они устраняют возможные неровности пола и позволяют проводить необходимую обработку кабинета. Алюминиевые подиумы имеют каркасную основу и собираются, как в конструкторе. Внутри верхнего каркаса спрятаны электропровода, компьютерные шнуры и трубопровод кондиционера. Внешнее освещение тоже крепится к каркасу, хотя может быть и встроено в него. Каркас имеет высоту 2,5 метра и не закрывает потолок, предоставляя возможность в полной мере рассмотреть декоративную лепку. Сами по себе кабинеты очень минималистичны, поэтому создается впечатление, что это и вовсе не стоматологический кабинет в обычном смысле. Но, несмотря на свои скромные размеры, они кажутся просторными, хотя в каждом их них много оборудования: микроскоп, прикрепленный на стену, поворачивающееся стоматологическое кресло «Эй-Дек», рентген и специализированная эндодонтическая установка. В задней части кабинета расположены съемные шкафы, облицованные алюминиевым ламинатом, где на выдвижных поддонах хранится стерильный хирургический инструментарий. Напротив этих шкафов размещена стеклянная полка, которая вмещает мобильный стеклянный столик. Этот столик на колесиках был трансформирован, чтобы с его помощью ассистент осуществлял подачу и отсос воздуха, а также он служит дополнительным местом для манипуляции одноразовыми и дополнительными инструментами. Когда что-нибудь внутри шкафов со стерильным инструментом нужно заменить, доступ к ним возможен из стерилизационной зоны, которая находится сразу за ними. В кабинетах нет никаких сточных труб. Мы моем, очищаем руки и одеваем перчатки в стерилизационной. Пациенту, которому одели раббердам, не нужны плевательницы, чтобы ополоснуть полость рта после лечения. И эти детали, вместе взятые, усиливают минималистический подход в целом.

«Я очень справедливый босс и плачу сотрудникам самое высокое жалование»

Сколько человек персонала работает в ВаC шей клинике?

— Один доктор-эндодонтист, 3 ассистента, один менеджер и я, всего 6 человек, но каждый из нас может делать все без исключения. Например, я могу ассистировать у кресла, работать как регистратор в приемной. А мой коллегаэндодонтист является экспертом по информационным технологиям и специалистом аппаратного обеспечения компьютеров.

— Вам удалось создать в коллективе творческую атмосферу? Что главное для этого?

— У нас небольшое помещение, поэтому важно взаимопонимание и уважение между людьми. Мне кажется, что я очень справедливый босс, так как всегда выслушаю любую точку зрения. Иногда, правда, я веду себя подобно взрывному механизму с коротким фитилем: быстро взрываюсь, но зла и гнева долго не держу ни на кого.

— Вы, должно быть, Овен по знаку Зодиака?

— Точно, Овен. Я не злопамятен, и к тому же плачу моим сотрудникам самое высокое жалование.

— Вкладываете ли Вы средства в рекламу своей клиники или не нуждаетесь в этом, пациенты сами находят Вас?

— Так как в моей практике работают нанятые сотрудники, нам приходится нести расходы на рекламу для привлечения пациентов к новым докторам. Но я — практикующий эндодонтист с 1978 года, это большой опыт работы для Великобритании, поэтому люди знают, где меня найти. У клиники есть интерактивный сайт www.roottreatmentuk.com. Используя его, мы можем сотрудничать со стоматологами из разных стран, они имеют доступ к данным пациентов в пределах сайта, могут получить справки о них, а пациенты могут записаться на прием и оплатить лечение. В нем нет ЧАТа, но все желающие могут иметь доступ ко всей интересующей информации, например, стоматологи могут направить своих пациентов в нашу клинику, а потом с помощью сайта проконтролировать лечение.

— Ходят слухи, что Вы лечите королевскую семью и саму королеву Елизавету. Это правда?

— Это не так. Я никогда не лечил королеву, хотя моими пациентами были многие знаменитые и знатные люди, актеры с мировой известностью. Но лечить знаменитостей никогда не было моей целью.

«Любимое место там, где Карр, Раддл и Бьюкенен»

— Что приносит Вам радость, кроме работы?

— Люблю путешествовать, встречаться с людьми, видеть новые страны. Извлекаю пользу из таких встреч, ведь часто сталкиваешься со стоматологами, которые хотят улучшить свои навыки в эндодонтии, и они тоже дают мне возможность узнать что-то новое и научиться чему-нибудь.

— В связи с тем, что это Ваш второй приезд в Украину, очень серьезный вопрос: понравились ли Вам украинские женщины?

— Я был очень удивлен, увидев столько женщин в аудитории на лекции. Каждая по-своему красива.

— В Великобритании стоматология больше мужская профессия?

— Да, традиционно это больше мужская профессия, и не только в области эндодонтии.

— Что бы Вы еще хотели открыть для себя?

— Хотелось бы глубоко изучить историю. Когда-то надеюсь получить степень в этой области знаний.

— Вы бываете в разных странах, видите Землю с высоты самолета. Как Вы считаете, удастся нам сохранить нашу планету или мы погубим ее? Оптимист Вы или пессимист.

— (Смеется). Я оптимист. Моя жизнь настолько вовлечена в стоматологию и эндодонтию, что у меня нет времени думать об этом. К тому же я не люблю сидеть в самолете у окна.

— Если бы каждый человек был так увлечен своим делом, у нас не было бы проблем… Самые счастливые моменты Вашей жизни?

— Женитьба на Каре и рождение моих детей — Лорен и Метью.

— Как Вы восстанавливаете силы после напряженного трудового дня?

— Занимаюсь аутогенным тренингом. Хожу регулярно в спортзал. Кроме того, я горячий поклонник футбольного клуба Тоттенхем, у меня даже есть сезонный абонемент на футбол.

— Ваше самое любимое место в Лондоне?

— Лондон всегда чудесен в прекрасный солнечный день, а Гайд-Парк, Риджентс-Парк — это замечательные места для отдыха и расслабления. Вид на Лондон, открывающийся с колеса обозрения Миллениум Ай, просто захватывающий.

— А где находится Ваше любимое место на Земле?

— В Южной Калифорнии. Здесь я могу встретиться с Карром, Раддлом и Бьюкененом. Я люблю бывать там с семьей.

Беседовали Анна Величко и Анна Антипович.
Фото Ирины Кибенко
и из архива Джулиана Вебера.
Благодарим Виталия и Елену Савенко,
ООО «Содевком», за помощь в интервью.
Интерактивный сайт
доктора Джулиана Вебера
www.roottreatmentuk.com

Наверх